Новости

Сергей Чемезов: «Корпорация расширяется, поэтому работы хватит всем»

10 Июля 2017

Генеральный директор Госкорпорации Ростех Сергей Чемезов в интервью агентству ТАСС рассказал о задаче, стоящей перед Ростехом, довести выпуск гражданской продукции к 2025 году до 50%, как развивается экспорт российских вооружений и когда начнется производство новейшего отечественного танка на базе «Армата».

Цель – к 2025 году увеличить долю гражданской продукции до 50%

Если говорить о Ростехе, у нас большая доля гражданской продукции. В 2016-м она составляла четверть от общего объема, сегодня перед всеми холдингами поставлена задача: к 2025 году увеличить этот показатель до 50%. Иначе предприятия попросту не выживут. Ведь государственная программа перевооружения должна завершиться в 2020-м, хотя мы рассчитываем, что снижение будет происходить постепенно. А что потом? Понятно, выпуск современного оружия продолжится и в дальнейшем, но не в таком количестве. Планомерный перевод производства на мирные рельсы все равно неизбежен. Это должна быть высококачественная и высокоинтеллектуальная, конкурентоспособная продукция. Скажем, наша аппаратура для перинатальных центров и сейчас нисколько не уступает западным образцам. Кювезы для недоношенных детей с удовольствием покупают в Европе. И не только их, и не только там.

Наша аппаратура для перинатальных центров и сейчас нисколько не уступает западным образцам

СЕРГЕЙ ЧЕМЕЗОВ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР рОСТЕХА

Но автоматы Калашникова мы по-прежнему делаем хорошо. Кстати, напомню, буквально четыре года назад НПО «Ижмаш» находилось в предбанкротном состоянии, задержки зарплаты рабочим доходили до полугода, были изношены производственные фонды, а загрузка современного оборудования не превышала 20%. В 2013-м мы преобразовали НПО в концерн «Калашников», куда пришли частные инвесторы, которые приобрели 49% акций предприятия. За собой Ростех оставил контрольный пакет. В январе 2014-го новым гендиректором стал Алексей Криворучко, один из основных инвесторов. Ему нравится работа, он любит оружие, разбирается в нем. Но только производством автоматов дело не ограничивается. Сегодня это многопрофильное предприятие, которое выпускает разную продукцию, в том числе ружья для охотников, винтовки для спортсменов-стрелков и биатлонистов, разрабатывает оборудование для страйкбола и пейнтбола.

В прошлом году концерн приобрел компании Рыбинской верфи и взял в управление судостроительный завод «Вымпел» там же, в Рыбинске. Судоверфи занимаются проектированием и строительством скоростных катеров, кораблей малого и среднего водоизмещения. Суда выпускаются для нужд Минобороны и для гражданских целей.

Еще «Калашников» восстанавливает мотоциклетное производство. Наверное, помните, как в свое время был популярен «Иж-Планета». Сейчас поставлена задача: возродить то, что было, вывести на современный уровень.

Развитие фармацевтического направления

Сначала нам передали несколько предприятий, в том числе НПО «Микроген» – одного из крупнейших в России производителей иммунобиологических препаратов. В курганском «Синтезе» по-прежнему оставляем за собой пакет в 38%, остальное выкупил Александр Винокуров, контрольный пакет сейчас у него.

Для строительства завода «Форт» в Рязанской области мы взяли деньги в ВЭБе, после выкупили у банка 25% плюс одну акцию предприятия. Сейчас решаем, брать «Форт» в управление или выкупать остальной пакет. Думаем.

Раз какие-то активы есть, логично было и дальше развивать направление. Стали создавать совместные предприятия, подтаскивать иностранцев. Мы – единственный поставщик вакцин для ФСИН, и вся продукция отечественная, а раньше почти половину составлял импорт. С наценкой в 100%. Мы обязали всех, чтобы локализовали производство в России, а не завозили препараты из-за границы и не разливали здесь по бутылочкам, не раскладывали по коробочкам. Ведь было известно: значительный процент того, что везли, составлял контрафакт. Мы предложили проводить трехэтапный конкурс. К первому допускать производителей полного цикла – от субстанции до готового изделия. Ко второму – тех, кто хоть что-то делает в России, пусть даже расфасовывает лекарства. И третий конкурс – на случай, если в России ничего подобного не выпускается и закупки возможны лишь за границей.

Сейчас вот хотим довести до ума завод «Росплазма» по выпуску препаратов крови, который лет десять не могут открыть в Кирове. Потребность в продукции завода велика, большинство лекарств, которые планируется выпускать в Кирове, сегодня в России не производится. Приходится покупать за рубежом.

Достраивать завод будет «Нацимбио», стопроцентная «дочка» Ростеха, вместе с итальянскими партнерами из Kedrion Biopharma и российской компанией «Фармстандарт».

«Портфель контрактов «Рособоронэкспорта» превышает 45 миллиардов долларов»

– У вас, Сергей Викторович, нет ощущения, что нас теснят на рынке вооружений?

– Пока этого не наблюдаем. Наоборот, идет рост.

– Но, к примеру, в Индии мы проиграли крупные тендеры: по истребителю – французам, по ударным вертолетам – американцам.

– Так всегда было. В какой-то момент мы вырываемся вперед, потом конкуренты берут верх. Нормальная рыночная борьба. Ежегодно Ростех продает в Индию вооружений на полтора-два миллиарда долларов. Кроме того, надо учитывать важное обстоятельство: контракты, о которых вы говорите, только подписаны, но отнюдь не реализованы. Считается, что договор вступил в силу, когда необходимые решения приняты обеими сторонами на уровне правительств. Знаете, как говорят? Обещать – не значит жениться.

Ежегодно Ростех продает в Индию вооружений на полтора-два миллиарда долларов

СЕРГЕЙ ЧЕМЕЗОВ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР РОСТЕХА

Сколько было случаев, когда предварительные бумаги подписывались, а потом потенциальные покупатели включали задний ход.

– И с нами такое происходило?

– В Индии – нет. Там мы всегда избегали подобных ситуаций. Что касается других стран, то, конечно, бывало. Скажем, с Саудовской Аравией пять лет назад мы подписали контрактов на двадцать миллиардов долларов, а толку, если дальше намерений дело не пошло? Ни на копейку Эр-Рияд ничего тогда не купил. Если называть вещи своими именами, саудовцы с нами попросту играли, говоря: не поставляйте системы ПВО С-300 Ирану, и мы будем брать ваше оружие – танки и другую технику.

Сейчас вот по новому кругу начали переговоры, заключили предварительный договор на 3,5 миллиарда долларов. Правда, саудовцы поставили условие, что контракт вступит в силу, если передадим им часть технологий и откроем производство на территории королевства. Думаем, чем можно поделиться. Самое простое – построить завод по выпуску стрелкового оружия, того же «калашникова».

– А что с поставками Турции С-400?

– Уже говорил: все технические условия сторонами согласованы. Однако окончательных решений пока нет.

С теми же индийцами в этом смысле все иначе. Межправительственное соглашение по комплексам С-400 подписано, контракта, правда, еще нет, обсуждаем детали. Повторю: от начала процесса переговоров до их завершения порой проходит год и более. Многое зависит от настроения покупателей. Если позарез нужно, могут оперативно выйти на сделку, но при любом раскладе это занимает не менее трех-четырех месяцев. На моей памяти быстрее ни разу не было. Ни с одной страной.

– Вы давно говорите о контракте по комплексу ПВО «Панцирь-С1» с Бразилией. Тут какая стадия?

– Определенный интерес есть, бразильцы приезжали на все испытания, смотрели, оценивали. Видимо, не только к нам ездят. Выбирают, у кого лучше и дешевле. Имеют право. Ждем.

Портфель подписанных и вступивших в силу контрактов у «Рособоронэкспорта» сегодня превышает 45 миллиардов долларов. С реализацией в пределах ближайших трех-четырех лет.

Оснований беспокоиться за более отдаленную перспективу не вижу. По большому счету и санкции на наши планы особо не повлияли. Не скрою, поначалу были опасения, что просядем, но этого не произошло. Никакого падения, наоборот, продолжаем расти.

В определенном смысле серьезная демонстрация произошла в Сирии, наше оружие наглядно показало, как себя ведет.

– На что-то спрос увеличился?

– Возрос интерес к системам ПВО, начиная с «Панцирей», «Буков», «Торов» и заканчивая С-400.

– Ограничений по поставкам у нас нет? Скажем, та же Турция – страна НАТО.

– Это оборонительные системы, предназначенные для защиты собственной территории, а не для нападения на кого-то. К тому же коды, определители «свой – чужой» мы не передаем, покупатели сами настраивают все под себя.

«Конкурс в наши магистратуры высокий»

В момент моего прихода в Корпорацию одной из главных проблем была кадровая. Средний возраст сотрудников приближался к шестидесяти годам. Молодежь не шла к нам работать, не видела перспектив. Стали думать, как решить проблему. Сейчас «возрастной порог» снизился до 42–43 лет. Во всех регионах России, где есть профильные вузы, у Ростеха подписаны соглашения. В институтах работают кафедры, готовящие специалистов непосредственно для нас. Заключаем договоры с наиболее перспективными студентами, оплачиваем им учебу, а после магистратуры они идут на предприятия корпорации с обязательством отработать в системе Ростеха не менее трех лет. Иначе обязаны вернуть потраченные нами средства.

Я заведую кафедрой менеджмента в сфере военно-технического сотрудничества и высоких технологий МГИМО. К сожалению, мало свободного времени, чтобы часто общаться с ребятами, но вижу среди них очень способных. И конкурс в наши магистратуры высокий. Корпорация расширяется, поэтому работы хватит всем.

Производство «Арматы» начнется в 2019 году

– А что с главным детищем УВЗ «Арматой»? Когда танк пойдет в серию?
–  Проходят войсковые испытания, они должны завершиться до конца 2018 года, а в 19-м начнется производство. Сколько машин готово заказать Министерство обороны, говорить рано, но, уверен, «Армата» будет востребована. Самый современный танк в мире!

Хотя и Т-90 тоже хорош. Несколько лет назад саудовцы устроили тендер на закупку танков, в котором участвовали французский Leclerc, немецкий Leopard, американский Abrams. Наш Т-90 – единственный, кто добрался до финиша без поломок после погони по раскаленной пустыне и стрельбы по мишеням в пятидесятиградусную жару. У западников-то стоят кондиционеры в танках, а наши мужики жарились в консервной банке. Я сказал испытателям: «Вернемся в Москву, налью каждому по стакану водки». В Аравии ведь сухой закон, спиртное под запретом. Но в России никто не мог нам запретить отметить достойное выступление. Как говорится, славная была охота!

Полную версию интервью читайте на сайте агентства ТАСС



Источник: http://rostec.ru/news/4520640

Новости по теме

28 Июня 2017
С 20 по 22 июня 2017 года в Новосибирске прошёл пятый юбилейный Международный Форум технологического развития «Технопром-2017». Оператор...
21 Июля 2017
Во втором чтении 19 июля большинством голосов (365 – «за») был принят законопроект о запрете анонимности в мессенджерах. Во втором ч...
14 Июля 2017
  Центр компетенции Госкорпорации Ростех по информационным технологиям и безопасности компания «РТ-Информ» запустила проект по под...
13 Июля 2017
Инженеры холдинга «Росэлектроника» Госкорпорации Ростех разработали мобильный автономный пункт приема с космических спутников гидрометеоро...

+7 (383) 3308740

nips@nips.ru

Почтовый адрес:

630090, город Новосибирск, 

проспект Академика

Лаврентьева, 6/1

 

Раскрытие информации

Партнерам и акционерам